+7 (499) 938 42 63  Москва

+7 (812) 467 32 84  Санкт-Петербург

8 (800) 350 10 92  Остальные регионы

Звонок бесплатный!

Получите бесплатную консультацию
юриста по телефонам прямо сейчас:
Москва и МО
Санкт-Петербург и ЛО
Остальные регионы

Наследование по завещанию в мчп

14.3. Наследование по завещанию

В международной практике возникает целый ряд вопросов, касающихся наследования по завещанию, и прежде всего относительно способности лица к составлению и отмене завещания, а также формы самого завещания.

В большинстве стран завещание должно быть составлено в письменной форме и удостоверено в определенном порядке, например у нотариуса. В некоторых же странах допускается составление завещания в так называемой олографической форме, т.е. завещание пишется наследодателем собственноручно, и не требуется, чтобы оно было удостоверено. По законам одних государств нельзя в завещании ограничить права какой-либо категории наследников. В других же странах в завещании может быть установлен ряд условий наследникам для получения наследства.

Так же как и в отношении наследования по закону, при наследовании по завещанию возникают проблемы обратной отсылки и отсылки к праву третьей страны.

Хотя завещание по своему характеру и является гражданско-правовой сделкой, к нему не могут быть применены общие коллизионные принципы, касающиеся сделок. Коллизионные нормы многих стран в этой области носят императивный характер. Это означает, что свобода выбора права (принцип автономии воли сторон) не распространяется на завещание, иными словами, на волеизъявление по распоряжению имуществом на случай смерти. Эти коллизионные нормы носят императивный характер.

В российском законодательстве коллизионные правила, касающиеся завещания, содержатся в п. 2 ст. 1224 ГК РФ. Приведем их полностью:

«Способность лица к составлению и отмене завещания, в том числе в отношении недвижимого имущества, а также форма такого завещания или акта его отмены определяются по праву страны, где завещатель имел место жительства в момент составления такого завещания или акта. Однако завещание или его отмена не могут быть признаны недействительными вследствие несоблюдения формы, если она удовлетворяет требованиям права места составления завещания или акта его отмены либо требованиям российского права».

Как отмечалось в комментариях к этой части ст. 1224 ГК РФ. суть приведенного специального правила состоит в том, что способность лица составить завещание всегда определяется по праву страны, где завещатель имел место жительства в момент составления завещания. Из этого следует ряд практически важных выводов, которые состоят в том, что для определения завещательной дееспособности гражданина не имеют значения такие обстоятельства, как то, что:

— завещание совершено не в той стране, где завещатель имел в это время место жительства, а в стране его временного пребывания или даже вне территории какого-либо государства (например, на морском судне во время плавания в открытом море);

Не нашли ответа на свой вопрос? Узнайте, как решить именно Вашу проблему - позвоните прямо сейчас:
+7 (499) 938 42 63 (Москва)
+7 (812) 467 32 84 (СПБ)
8 (800) 350 10 92 (Остальные регионы)
Это быстро и бесплатно!

— право страны места жительства завещателя в момент составления завещания может не совпадать с его личным законом в этот момент;

— отношения по наследованию завещанного имущества могут определяться правом иного государства, чем то, которым в соответствии с п. 2 ст. 1224 определяется завещательная дееспособность этого лица (если место его жительства в момент составления завещания не совпадает с его последним местом жительства или с местом нахождения принадлежавшей ему недвижимости).

Напомним, что согласно приведенному выше тексту п. 1 ст. 1224 определение завещательной дееспособности относится не только к способности лица совершить завещание, но и к его способности отменить или изменить его. Способность «к изменению завещания», не упомянута в п. 2 ст. 1224 лишь потому, что изменить прежнее завещание иначе, как составив новое, невозможно, в то время как отмена завещания может не сопровождаться никакими иными распоряжениями завещателя.

Принципом применения права последнего места жительства определяется выбор права, применимого к завещательной дееспособности наследодателя, к форме завещания и акта его отмены по гражданским кодексам стран СНГ. При этом завещание (как и акт его отмены) считается действительным с точки зрения формы и тогда, когда она удовлетворяет требованиям права места составления завещания.

Согласно п. 2 ст. 1224 определение права, подлежащего применению к форме завещания или акту его отмены, может осуществляться на основе применения одного из трех возможных вариантов: во-первых, по праву страны, где завещатель имел место жительства в момент составления завещания; во-вторых, по праву страны, в которой было в действительности совершено завещание («праву места составления завещания»); в-третьих, по российскому праву.

Применение этих принципов на практике может совпадать, поскольку иностранец, имевший место жительства в России, составил завещание в России, и тем самым было применено при его составлении российское право. Однако оно может и не совпадать или совпадать не полностью, если, например, гражданин ФРГ, Франции или Великобритании, с которыми у России нет договоров о правовой помощи, имеющий место жительства в одной из этих стран, в действительности совершает свое завещание в Санкт-Петербурге.

Согласно правилам российского законодательства завещание должно быть составлено в письменной форме и удостоверено нотариусом. К нотариально удостоверенным завещаниям приравниваются завещания, составленные в лечебных учреждениях и заверенные главврачом и в ряде других случаев.

Согласно ряду договоров о правовой помощи способность лица составлять или отменять завещание определяется законодательством страны гражданства наследодателя. Форма завещания также определяется этим законодательством. Однако для действительности завещания достаточно, если оно будет соответствовать законодательству той страны, на территории которой составляется.

В Минской конвенции 1993 г. (ст. 47) и Кишиневской конвенции 2002 г. (ст. 50) коллизионный вопрос относительно способности лица к составлению и отмене завещания, формы завещания решается следующим образом: подлежит применению законодательство страны, где завещатель имел место жительства в момент составления завещания. Однако завещание или его отмена не могут быть признаны недействительными вследствие несоблюдения формы, если она удовлетворяет требованиям законодательства страны, где составлялось завещание.

Следует обратить внимание на то, что согласно российскому законодательству наследником по завещанию может быть как Российская Федерация, субъекты РФ, муниципальные образования, так и иностранные государства и международные организации (п. 2 ст. 1116 ГК РФ ).

В международной практике возникает целый ряд вопросов, касающихся наследования по завещанию, и прежде всœего относительно способности лица к составлению и отмене завещания, а также формы самого завещания.

В большинстве стран завещание должно быть составлено в письменной форме и удостоверено в определœенном порядке, к примеру у нотариуса. В некоторых же странах допускается составление завещания в так называемой олографической форме, ᴛ.ᴇ. завещание пишется наследодателœем собственноручно, и не требуется, чтобы оно было удостоверено. По законам одних государств нельзя в завещании ограничить права какой-либо категории наследников. В других же странах в завещании должна быть установлен ряд условий наследникам для получения наследства.

Так же как и в отношении наследования по закону, при наследовании по завещанию возникают проблемы обратной отсылки и отсылки к праву третьей страны.

Хотя завещание по своему характеру и является гражданско-правовой сделкой, к нему не бывают применены общие коллизионные принципы, касающиеся сделок. Коллизионные нормы многих стран в этой области носят императивный характер.

Размещено на реф.рф
Это означает, что свобода выбора права (принцип автономии воли сторон) не распространяется на завещание, иными словами, на волеизъявление по распоряжению имуществом на случай смерти. Эти коллизионные нормы носят императивный характер.

В российском законодательстве коллизионные правила, касающиеся завещания, содержатся в п. 2 ст. 1224 ГК РФ. Приведем их полностью:

ʼʼСпособность лица к составлению и отмене завещания, в т.ч. в отношении недвижимого имущества, а также форма такого завещания или акта его отмены определяются по праву страны, где завещатель имел место жительства в момент составления такого завещания или акта. При этом завещание или его отмена не бывают признаны недействительными вследствие несоблюдения формы, в случае если она удовлетворяет требованиям права места составления завещания или акта его отмены либо требованиям российского праваʼʼ.

Читайте также:  Можно ли оформить дарственную на квартиру в ипотеке

Согласно п. 2 ст. 1224 определœение права, подлежащего применению к форме завещания или акту его отмены, может осуществляться на базе применения одного из трех возможных вариантов: во-первых, по праву страны, где завещатель имел место жительства в момент составления завещания; во-вторых, по праву страны, в которой было в действительности совершено завещание (ʼʼправу места составления завещанияʼʼ); в-третьих, по российскому праву.

Применение этих принципов на практике может совпадать, поскольку иностранец, имевший место жительства в России, составил завещание в России, и тем самым было применено при его составлении российское право. При этом оно может и не совпадать или совпадать не полностью, если, к примеру, гражданин ФРГ, Франции или Великобритании, с которыми у России нет договоров о правовой помощи, имеющий место жительства в одной из этих стран, в действительности совершает свое завещание в Санкт-Петербурге.

Согласно правилам российского законодательства завещание должно быть составлено в письменной форме и удостоверено нотариусом. К нотариально удостоверенным завещаниям приравниваются завещания, составленные в лечебных учреждениях и заверенные главврачом и в ряде других случаев.

Согласно ряду договоров о правовой помощи способность лица составлять или отменять завещание определяется законодательством страны гражданства наследодателя. Форма завещания также определяется этим законодательством. При этом для действительности завещания достаточно, в случае если оно будет соответствовать законодательству той страны, на территории которой составляется.

Наследование по завещанию в МЧП — понятие и виды. Классификация и особенности категории «Наследование по завещанию в МЧП» 2014, 2015.

Среди вопросов международного частного права в области наследования значительное место занимают вопросы, связанные с наследованием по завещанию. Их решению посвящен ряд специальных норм как национального законодательства, так и международных договоров. Объясняется это в конечном счете тем, что в основе этого вида наследования лежит сделка (см. п. 5 ст. 1118 ГК РФ). Само завещание – гражданско-правовая односторонняя сделка; сделками являются и акты его изменения и отмены. К тому же в законодательстве всех стран предъявляются особые требования к форме этих сделок. Поэтому на практике возникают вопросы дееспособности завещателя, последствий пороков воли, нарушения формы. Общие коллизионные принципы, рассчитанные прежде всего на двусторонние сделки (договоры), оказываются далеко не всегда пригодны по отношению к таким специфическим односторонним сделкам, какими являются завещания.

Российские коллизионные нормы, определяющие право, применимое к наследованию, включая наследование по завещанию, так же как и аналогичные нормы права многих других стран, являются императивными. Они не допускают выбор и указание в завещании иного права для наследования, чем то, которое предопределено коллизионными нормами закона. Иными словами, в международном частном праве России и ряда других стран принцип автономии воли не распространяется на волеизъявления по распоряжению имуществом на случай смерти, т.е. на завещания. Поэтому, например, с позиций российского права должно быть признано недействительным условие завещания о применении французского или германского права к наследованию дома в Подмосковье.

Но международное частное право ряда иностранных государств допускает, хотя и с ограничениями, определение самим завещателем права, подлежащего применению к наследственным отношениям, которые должны возникнуть после его смерти на основе завещания. При этом положения национального права, допускающие подчинение завещателем наследственных отношений праву иному, чем то, которое предусматривается коллизионной нормой, отличаются большим разнообразием.

Одной из специальных проблем международного частного права в области наследования является уже упоминавшийся вопрос о завещательной дееспособности, т.е. о признании гражданина с точки зрения закона способным составить, изменить или отменить завещание. Сложность этой проблемы связана с ее двойственностью: завещательная дееспособность есть одно из проявлений дееспособности физического лица и в этом качестве входит в содержание его личного статута, но в то же время относится только к сфере наследственных отношений и только в этой сфере проявляется и имеет практическое значение. Результатом такой двойственности является разный подход к решению данной проблемы как в национальном законодательстве, так и в международных договорах.

Действующее в России законодательство предусматривает, что "способность лица к составлению и отмене завещания, в том числе в отношении недвижимого имущества. определяются по праву страны, где завещатель имел место жительства в момент составления такого завещания. " (п. 2 ст. 1224 ГК РФ). Очевидно, что эта норма корреспондирует основному коллизионному принципу, которым определяется право, применимое к наследованию (п. 1 ст. 1224; см. выше в параграфе 19.2), но может не совпасть с общим правилом, согласно которому дееспособность иностранца определяется его личным законом (ст. 1195 ГК РФ), каковым чаще всего будет право страны его гражданства (см. п. 1 ст. 1195). В результате может оказаться, что иностранец, не достигший совершеннолетия по праву своей страны, будет признан в России вполне дееспособным, но будет не вправе составить здесь завещание.

Норму о завещательной дееспособности, аналогичную приведенному правилу российского законодательства, содержит Минская конвенция 1993 г. (ст. 47). Однако ни один из двусторонних договоров России о правовой помощи, как со странами СНГ, гак и с другими государствами, не ставит способность завещателя составить, изменить или отменить завещание в зависимость от права страны его домицилия в момент составления завещания. Все эти договоры связывают завещательную дееспособность с законодательством государства, гражданином которого завещатель является в момент составления завещания или акта о его отмене ("в момент волеизъявления", как сказано в некоторых договорах). При этом в некоторых из них наряду с этой нормой содержится и условие о предоставлении гражданам другого договаривающегося государства национального режима в отношении способности составлять и отменять завещание. Такое сочетание не вполне согласующихся между собой правил есть в договорах с Албанией (ст. 35 и 37), Болгарией (ст. 31 и 34), Венгрией (ст. 36 и 39), Вьетнамом (ст. 38 и 41), КНДР (ст. 35 и 38), Кубой (ст. 34 и 37) и Румынией (ст. 36 и 39).

В договорах России с названными государствами, а также в Договоре с Чехословакией (ст. 42) законом страны гражданства завещателя в момент составления завещания или его отмены определяются также "правовые последствия недостатков волеизъявления", т.е. совершения соответствующего завещательного акта с пороками воли. Это правило существенно отличается от общих коллизионных принципов, применимых к односторонним сделкам (см. ст. 1217 ГК РФ).

Требования к форме завещания, предъявляемые законодательством разных стран, различаются не только в деталях, но и (в ряде случаев) принципиально. Если в одних странах (как в России) имеют силу, как правило (за исключением завещаний в чрезвычайных обстоятельствах), лишь завещания, удостоверенные государственными органами или лицами, которых государство уполномочило выполнять эту функцию (публичные завещания) – см. ст. 1125, 1127 ГК РФ, то в других (преимущественно в странах, принадлежащих к англо-американской системе права) допускаются и так называемые частные завещания. По даже когда речь идет о завещаниях одного типа (например публичных), трудно найти хотя бы несколько государств, в которых требования к форме завещаний полностью совпадали. Все это делает проблему определения права, применимого к форме завещания, исключительно важной.

В действующем российском законодательстве "форма завещания" и "акта его отмены" определяется правом той же страны, по праву которой решается вопрос о завещательной дееспособности. Однако даже если форма завещательного распоряжения не соответствует праву страны, где завещатель имел постоянное место жительства в момент составления завещания или его отмены, завещание (как и распоряжение об отмене), форма которого соответствует праву страны, где оно составлено, или российскому праву, считается составленным в надлежащей форме (п. 2 ст. 1224 ГК РФ).

Читайте также:  Соглашение о разделе наследства - образец

В Минской конвенции 1993 г. решение коллизионной проблемы относительно формы завещания и его отмены (ст. 47) очень близко к тому, которое содержится в ст. 1224 ГК РФ. Конвенция не делает каких-либо изъятий для формы завещания недвижимости: форма такого завещания и акта его отмены определяется правом страны домицилия завещателя в момент составления завещания.

Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter

Тема VII. Международное наследственное право

Коллизионные вопросы наследования

Международное наследственное право, характеризуется наличием иностранного элемента в наследственных отношениях. Иностранный элемент в наследственных отношениях проявляется в том, что: наследодатель, все наследники или некоторые из них могут быть гражданами различных государств, проживать в разных странах; наследуемое имущество может находиться в разных государствах; завещание может быть составлено за границей и т.п.

Появление международного элемента в наследственных отно­шениях объективно порождает основу для формирования трех групп коллизионных ситуаций. Коллизии возникают, например, в процессе наследования по закону. либо при осуществлении на­следования по завещанию. либо в силу тех различий, которые проявляются в сфере наследования движимого и недвижимого имущества.

Указанные вопросы решаются на основе статута наследования. Под статутом наследования обычно понимается определяемое на основании коллизионной нормы право (закон страны), которое подлежит применению ко всей совокупности наследственных отношений, осложненных иностранным элементом, или, по крайней мере, к основной их части

При наследовании по закону в международной практике как правило используется два коллизионных принципа: «закон последнего места жительства наследодателя », «закон гражданства наследодателя ».

Ключевой формой распо­ряжения имущественными правами остается институт завещания. Наследодатель посредством составления завещания может определить юридическую судьбу своего имущества. Однако при этом возникают вопросы обязательной доли в наследстве, за­щиты прав пережившего супруга и т. п. Все эти вопросы определяются на основе наследственного статута. В соответствии с наследственным статутом определяется завещательная дееспособность.

В сущности, выбор компетентного правопорядка при наследовании по завещанию уже предопределен пе­речнем тех коллизионных принципов, согласно которым регла­ментируются наследственные отношения в целом. Отметим здесь прежде всего право той страны, в пределах которой наследодатель обрел последнее место жительства на момент составления завеща­ния. а также правопорядок государства, гражданином которого наследодатель является .

Обращение к закону гражданства предусматривает различные варианты ответа на вопрос, когда осуществляется привязка на­следственных правоотношений к этому закону (в момент кончи­ны наследодателя или в период составления завещания ). Привер­женность первому варианту демонстрирует Кодекс международно­го частного права Туниса, вступивший в силу 1 марта 1999 г. Законодательство Испании, напротив, сохраняет возможность вы­бора права той страны, гражданством которой наследодатель об­ладал в момент составления завещания.

Любое завещательное распоряжение. если оно составлено дее­способным лицом и приобрело необходимую юридическую силу, должно отвечать ряду признаков. Основополагающей в этом пла­не является форма завещания. Проблема установления права, подлежащего применению в отношении формы завещания, отли­чается известной сложностью. С одной стороны, действует общее правило. в соответствии с которым статут, применимый к насле­дованию, в целом определяет и форму завещательного распоря­жения. Вместе с тем завещание представляет собой особый вид односторонней гражданско-правовой сделки. Поэтому обращение к другому коллизионному принципу (закон той страны, где заве­щание было подписано ) является вполне обоснованным. Эта кол­лизионная привязка известна судебной практике Великобритании, законодательной практике Литвы.

Третья группа коллизионных ситуаций связана с правовым режимом наследования движимого и недвижимого имущества. В международной практике объективно сло­жились различные способы разрешения возникающих при этом коллизионных ситуаций. Так, можно не разделять наследственную массу на движимое и недвижимое имущество и руководствоваться коллизионной привязкой, общей для всех видов вещей. В Ита­лии, например, это закон места пребывания наследодателя.

Вместе с тем возможен и иной вариант, когда классификация наследственного имущества на движимое и недвижимое все-таки производится. В таком случае формируются условия для возник­новения явления, которое нередко называют «расщеплением ста­тута наследования». Речь идет не о «расщеплении» коллизионной привязки (см. выше лекцию о расщеплении объема коллизионной привязки), а о различиях в коллизионно-правовом регулировании отношений по наследованию двух категорий объектов —движимых и недвижимых вещей и о дифференциации соответствующих правовых режимов для них.

Подобная дифференциация осуществляется на основе двух разных самостоятельных коллизионных привязок: одна (примени­тельно к движимым вещам) прикрепляет наследственное отноше­ние к закону домицилия наследодателя. вторая (если имеет место наследование недвижимого имущества) —к закону места нахожде­ния вещи.

Основным источником регулирования в этой сфере международного частного права в современных условиях является внутреннее законодательство государств. В России — это положения разд. VI части третьей ГК РФ (ст. 1224).

В отношениях России со странами СНГ основную роль в этой области призваны играть двусторонние договоры о правовой помощи (с Азербайджаном, Грузией, Молдавией, Киргизией), а также консульские конвенции с этими странами. Подробные правила по вопросам наследования содержатся в Минской конвенции 1993 г. (ст. 44 — 50) и в Кишиневской конвенции 2002 г. (ст. 47 — 53).

В отношении наследования для иностранных граждан установлен национальный режим.

С принятием части третьей Гражданского кодекса Россия попала в категорию тех государств, которые используют несколько критериев подчинения отношений по наследованию своему законодательству. Статут наследования определен ст. 1224 ГК РФ. Приведем п. 1 ст. 1224:

«1. Отношения по наследованию определяются по праву страны, где наследодатель имел последнее место жительства. если иное не предусмотрено настоящей статьей.

Наследование недвижимого имущества определяется по праву страны, где находится это имущество. а наследование недвижимого имущества. которое внесено в государственный реестр в Российской Федерации, — по российскому праву».

Т.о. российское право исходит из двух статутов наследования.

1) к наследованию движимого имущества должно применяться право последнего места жительства наследодателя. Обращение к тер­мину «последнее» в ст. 1224 ГК РФ по отношению к приведенно­му коллизионному принципу дает основания полагать, что речь идет о «домициле» на момент смерти.

Критерий «последнее место жительства», очевидно, обозначает не просто пребывание лица, а нахождение его в конкретном месте (государстве) в течение довольно длительного временного интерва­ла. Именно нахождение, воспринимаемое как «проживание», и не­обходимо для возникновения соответствующей правовой связи на­следодателя с данным государством для прикрепления возникших наследственных отношений к соответствующему правопорядку. Раздел V части третьей ГК РФ, посвященный наследственному праву, устанавливает определенное изъятие из принципа применения к наследственным отношениям права места жительства наследодателя. Согласно ст. 1115, если постоянное место жительства наследодателя, обладавшего имуществом на территорииРоссии . неизвестно или находится за пределами России, местом открытия наследствав Россиипризнается место нахождения такого имущества.

2) к наследованию недвижимого имущества применяется право страны места нахождения этого имущества (lex rei sitae). Эти коллизионные нормы носят двусторонний характер. Аналогичная коллизионная норма содержится в соглашениях между Россией и Литвой, Россией и Молдовой, Россией и Польшей, Россией и Кубой, а также в многосторонней Минской конвенции стран СНГ о взаимном оказании правовой помощи от 22 января 1993 г.

В отношении недвижимого имущества, внесенного в государственный реестр (воздушные и морские суда, суда внутреннего плавания, космические объекты) в Российской Федерации, установлена односторонняя коллизионная норма, поскольку в ней содержится отсылка к российскому праву.

Читайте также:  Когда можно продать квартиру после вступления в наследство

Рассмотренные выше коллизионные принципы, показывают изменение общего подхода к регламентации наследст­венных отношений: отказ от генеральной коллизионной привязки к личному закону наследодателя, применяемой ко всей наследствен­ной массе прежним законодательством. Предусмотрена возможность раз­дельного регулированию наследования движимых и недвижимых объектов. В подобных обстоятельствах наследственное правопреемст­во отдельных категорий имущества вполне может подчиняться раз­личным правопорядкам — как отечественному, так и иностранному либо правопорядкам двух разных государств.

В Российской Федерации законодательство по существу вос­производит общепринятую формулу о том, что завещание должно быть совершено лицом, обладающим дееспособностью в полном объеме (ст. 1118 ГК РФ). Природа завещательной дееспособности отличается известной двойственностью. С одной стороны, спо­собность лица к составлению завещания представляет собой одно из проявлений его общей гражданской дееспособности и входит в содержание личного статуса. В то же время в практическом плане она проявляется лишь тогда, когда рассматривается как предпосылка действительности наследственных правоотношений. Разрешая возникшую коллизию, законодатель предусматривает отдельную коллизионную норму применительно к завещательной дееспособности и предпочитает согласовывать способность инди­вида к составлению завещания с требованиями того государства, где он проживалв момент его составления (п. 2 ст. 1224 ГК РФ):

Отдельная норма установлена и в отношении формы завеща­тельного распоряжения. Как указывает действующее законодатель­ство Российской Федерации, форма завещания также определяется в соответствии с законодательством той страны, где проживает на­следодатель в момент составления распоряжения на случай смерти.

В России в соответствии со ст. 1124 ГК РФ последняя воля инди­вида должна быть представлена в письменной форме вне зависи­мости от того, в каких обстоятельствах она совершается и какого имущества касается. Исключения из этого правила строго регла­ментированы законодателем (ст. 1129 ГК РФ). В виде общеобязательной нормы закон предусматривает, что за­вещателю следует удостоверить свое распоряжение.

Согласно действующему законодательству завещание не может быть признано недействительным в силу несоблюдения формы. если она удовлетворяет требованиям права места состав­ления, акта отмены либо общим требованиям российского права. Таким образом, коллизионные принципы ст. 1224 ГК РФ призна­ют, что завещатель обладает относительной свободой выбора пра­ва, подлежащего применению к форме завещания или акта его отмены. Множественность коллизионных привязок создает свое­образные «цепочки» коллизионных норм в качестве гибких инст­рументов регламентации наследственных отношений.

«Способность лица к составлению и отмене завещания, в том числе в отношении недвижимого имущества, а также форма такого завещания или акта его отмены определяются по праву страны, где завещатель имел место жительствав момент составления такого завещания или акта. Однако завещание или его отмена не могут быть признаны недействительными вследствие несоблюдения формы. если она удовлетворяет требованиям права места составления завещания или акта его отмены либо требованиям российского права».

Из этого следует ряд практически важных выводов, которые состоят в том, что для определения завещательной дееспособности гражданина не имеют значения такие обстоятельства, как то, что:

— завещание совершено не в той стране, где завещатель имел в это время место жительства. а в стране его временного пребывания или даже вне территории какого-либо государства (например, на морском судне во время плавания в открытом море);

— право страны места жительства завещателя в момент составления завещания может не совпадать с его личным законом в этот момент ;

отношения по наследованию завещанного имущества могут определятьсяправом иного государства . чем то, которым в соответствии с п. 2 ст. 1224 определяется завещательная дееспособность этого лица (если место его жительства в момент составления завещания не совпадает с его последним местом жительстваили с местом нахождения принадлежавшей ему недвижимости ).

Следует отметить, что в договорах о правовой помощи. действующих в настоящее время для России, могут закрепляться иные коллизионные принципы. чем рассмотренные. Так, в договорах о правовой помощи с КНДР (1957), Румынией (1958), Венгрией (1958), Югославией (сохраняет свою силу также в отношении Словении и Македонии, 1962), Болгарией (1975), Польшей (1996), Вьетнамом (1998), Кубой (2000) в качестве общей коллизионной привязки указан закон гражданства наследодателя на момент его смерти (для решения вопросов наследования движимых вещей).

Наследование в международном частном праве


Содержание


1. Теоретические основы наследования в международном праве


1.1 Понятие и сущность наследования


1.2 Классификация форм наследования


2. Особенности наследования в международном частном праве


1.1 Наследственные права иностранных граждан на территории в РФ


2.2 Наследственные права российских граждан в зарубежных странах


3. Сроки наследования


Заключение


Список использованной литературы


Наследование имущества, прав собственности является одним из наиболее важных и сложных явлений в современном праве. Именно поэтому в большинстве стран мира наследованию посвящена отдельная глава в Гражданском кодексе или его аналоге.


Правила, условия и правомерность получения наследства во многом способствуют упрощению споров наследников в процессе вступления в права наследования. Ведь нередко вокруг раздела среди наследующими разгораются нешуточные споры, особенно когда дело доходит до раздела недвижимого имущества. Избежать такого рода конфликтов возможно при знании и соблюдении международных норм наследственного права.


Важность наследования в международном праве заключается, прежде всего в уверенности граждан государства в законном разделе его имущества после смерти. Это косвенно стимулирует граждан на накопление материальных благ, ведь они уверены, что нажитое перейдет к их близким людям согласно их воле.


Но, в некоторых случаях если это предусмотрено нормами законодательства государства, имущество наследодателя может перейти в собственность лиц, к которым наследодатель не был расположен.


Неукоснительное проведение этих начал обеспечивает интересы, как самого наследодателя и его наследников, так и всех лиц, для которых смерть наследодателя может повлечь те или иные правовые последствия. Согласно всему сказанному тема, рассмотренная в представленной работе является очень актуальной.


Ведь именно поэтому, в целях создания эффективной системы гражданско-правового регулирования сроков возникновения, осуществления и прекращения субъективных наследственных прав необходим тщательный анализ различной юридической силы правовых актов, который позволит выявить особенности гражданско-правового регулирования сроков в наследственном праве.


Исходя из обоснованной выше актуальности темы данной курсовой работы, была сформулирована цель исследования, которая заключается в исследовании теоретических и практических аспектов наследования в современном международном частном праве.


В соответствии с поставленной целью, в данной работе были поставлены следующие задачи, решение которых запланировано в процессе проведения исследования по теме:


1. исследовать основные аспекты наследования в международном праве;


2. изучить наследственные права иностранных граждан на территории Российской Федерации;


3. рассмотреть наследственные права российских граждан а зарубежных странах;


4. выявить сроки наследования;


5. сделать выводы.


В качестве объекта исследования данной работы был выбран процесс наследования с точки зрения современного международного права.


Предметом исследования данной работы выступают практические основы наследования в соответствии с нормами современного международного права.


Выбранная тема достаточно широко освещена в специализированной юридической литературе. Так теоретической основой представленной работы выступили труды ряда видных отечественных авторов, таких, как К.А. Бекяшев, М.М. Богуславский, В.П. Звенков, Л.А. Лунц, Ю.М. Колосов, И.С. Перетерский, А.С. Скаридов, А.Г. Ходаков, К.Б. Ярошенко и др. Законодательной основой работы выступают нормативно-правовые акты Российской Федерации, международные нормативно-правовые документы, и прочие, регулирующие сферу наследственных правоотношений.


1. Теоретические основы наследования в международном праве


наследование российский гражданин зарубежный право


2. Особенности наследования в международном частном праве

Рекомендуем посмотреть: